Я не хотел верить, что причин состояния сына нет»

Таалай: Сейчас нашему Ильясу 15 лет. Еще у нас есть старшая дочка. Ей 27. Наш сын родился в Малайзии, где я работал. Задержку развития речи мы связывали с разницей в языковой среде. Однако родственники, у которых были дети чуть старше или погодки, замечали, что Ильяс — другой. Когда сыну исполнилось два года, мы начали обращаться к специалистам, те выписывали уколы для стимуляции речи. Походы к кыргызстанским специалистам ничего не дали. Только в пятилетнем возрасте в Москве Ильясу поставили правильный диагноз. После этого мы снова обращались к отечественным специалистам, но они говорили лишь, что ничего изменить нельзя, и причины искать не стоит. Но у меня эти слова вызывали острое неприятие: я не хотел верить, что ничего нельзя сделать».

«Мы расплачиваемся за вмешательство в природу»

Таалай: В последние годы появилось много работ по непереносимости глютена. Чуть раньше других изучать проблему стали в США, где остро стоит вопрос роста аутизма. Там работу по этой проблеме проводят на государственном уровне. Уже есть выводы, что глютен — одна из зол для всего человечества. Когда-то, чтобы повысить урожайность и накормить население, проводились селекции на генном уровне. Цель была достигнута, но ничего хорошего из этого не вышло: глютен замедляет мозговую деятельность, негативно влияет на обменные процессы. И одним из следствий попыток «улучшить» природу, возможно, стал аутизм.

Любые вмешательства человека в природу возвращаются бумерангом. Всегда приходится расплачиваться за попытки человечества ввести свои порядки. У тех, кто не страдает от непереносимости глютена, возможно, это будет проявляться поколениями позже. Показателен и пример Кореи, где каждый третий ребенок рождается с проблемами расстройства аутистического спектра. Там был строгий военный режим, люди жили скудно, и рацион состоял из зелени и чашечки риса. И когда были привнесены чуждые традиции, особенно в питании, это, наверное, и бьет по населению.

«Люди привыкли клеймить всех, у кого есть особенности»

Таалай: Говорить Ильяс начал в семь лет. До этого мог произнести одно слово и месяц молчать. В девять лет сын пошел в частную школу. Тогда мы жили в Алматы. Пять классов Ильяс окончил там, причем с хорошими отметками. Нам повезло с первым учителем, которая взяла его в класс. Благодаря этому произошла максимальная интеграция в общество, да и дети в младшем возрасте легче принимают других детей.

Сейчас Ильяс учится в Бишкеке. Ему стало немного сложнее, потому что это совсем другая среда, и ощущается разница в подходах к обучению. Например, детям-аутистам сложно выстраивать логические связи. Ему сложно что-то выбирать из десятка опций. К тому же среда у нас жесткая. Люди в большей степени невежественные. Бывает, идут неприятие ребенка и абсолютная бестактность».

«Мы начали искать в Интернете, что можно сделать, чтобы улучшить состояние сына. Пытались понять, к кому обратиться. Нашли движение врачей — DAN. Эти медики пытаются установить причину аутизма и пробуют лечить заболевание. В тот момент у нас появилась возможность провести диагностику. Но она была рассчитана на детей пяти лет. А сыну в тот момент уже исполнилось 7. Поэтому при заполнении анкеты-опросника мы с супругой сидели и вспоминали, как Ильяс себя вел, когда ему было пять. В результате пришел ответ, что сын не совсем аутист, но autistic like.

Лишь когда Ильясу исполнилось девять, мы нашли, куда и как можно отправить его анализы. Для этого пришлось лететь в Германию, где у сына взяли кровь и переслали в Америку. Результаты позволили определить причину расстройства аутистического спектра. У сына обнаружили непереносимость глютена (клейковины) и казеина (молочный белок). Мы сразу же посадили сына на диету, и пошло улучшение его состояния», — вспоминает Таалай.

Таалай: Главное для родителей детей-аутистов — это перестать зацикливаться на мыслях о том, почему ребенок такой и за что это. Чем быстрее родители поймут, что нужно заниматься ребенком и максимально концентрироваться на его потребностях, исходя из его состояния, тем быстрее будут заметны прогресс и улучшение. Мы часто сталкиваемся с родителями, которые занимаются самокопанием, и многие из этого состояния тяжело выходят.

Ссылка: http://zanoza.kg/doc/331176_papa_osobogo_rebenka:_ia_ne_znau_kak_byt_esli_syn_vlubitsia.html